Андрей Голуб: «Цифровые фабрики, цифровые экосистемы – вот ключ к достижению нужных нам преобразований сектора моды!»

18 февраля 2021 года прошёл вебинар
«Импортозамещение – зачем Москва развивает биржу контрактного производства?»,
организованный Московским инновационным кластером. Эксперты отрасли обсудили
актуальные тренды в лёгкой промышленности, дали прогнозы на ближайшие годы:
какими станут российские бренды и как трансформируется производство одежды,
обуви и аксессуаров. Вебинар смотрела редактор ИА «РИА Мода» Ирина Щелкунова.

В
вебинаре приняли участие: Анатолий Валетов, руководитель Фонда «Московский
инновационный кластер»; Антон Алфер, руководитель ГК «Модная сеть»,
председатель кластера РАЭК/Fashion Tech; Андрей Голуб, генеральный директор по
Италии Icol Group, сопредседатель кластера РАЭК/Fashion Tech; Илья Толстов,
заместитель генерального директора фонда «Московский инновационный кластер»;
Дмитрий Шишкин, председатель швейного комитета Союзлегпрома, оператор БКП, Shishkin uniform atelier; Алексей Баженов, Be In Open. Модератором встречи выступила Мария Шахова, основатель pr-агентства, преподавать ВШЭ по направлению pr.

Встреча
началась с выступления Анатолия Валетова.
Руководитель МИК рассказал о том, зачем Москва развивает собственную Биржу
контрактного производства: «Кластер создаёт цифровую площадку для кооперации
игроков самых разных отраслей, включая лёгкую промышленность. Цифровизация,
кооперация, импортозамещение – это тренды. Кластер – в тренде, поэтому мы
открыли направление лёгкой промышленности на Бирже контрактного производства.
Это удобный инструмент для загрузки мощностей, не нужно долго искать, всё в
одном месте – быстро, надежно».

Оператором
Биржи контрактного производства стал Дмитрий
Шишкин:
«Сегодня мы фактически занимаемся систематизацией швейной промышленности.
Отрасли пока не хватает «прозрачности». Большую роль в этом плане играет
комплексный аудит и рейтинговая система для предприятий».

Видением
того, как отечественной продукции расширить рынок сбыта, возможно ли создание
маркетплейсов для отечественных брендов, поделился Антон Алфер: «Дизайнеров и локальных брендов появляется огромное
количество. Среди трендов ощутима волна потребительского патриотизма. 50%
россиянин считают сегодня, что российское происхождение бренда — это позитивный
фактор, влияющий на решение о покупке. Количество интернет-запросов,
ориентированных на российские бренды, быстро прирастает, в прошлом году
увеличилось на 70%. Тренд патриотизма существенно усилился в пандемию. Так,
например, крупнейшие интернет-площадки отмечают рост интереса к российских
брендам, 50% товаров, которые продают на Wildberries,
российского происхождения. По данным Минпромторга, предприятий легпрома – 22 тысячи.
98% предприятий легпрома – это малые, с численностью сотрудников менее 15
человек. При этом я уверен, что их реально больше, поскольку ОКВЭД не у всех
совпадает с актуальным видом деятельности. Соответственно, все эти небольшие
компании – потенциальные потребители сервисов, предоставляемых платформами.
Одна из важных задач – соединить бренды и качественных производителей. Одним из
важных направлений является консолидация участников индустрии, оцифровка
специалистов отрасли и выявление талантов fashion-сообщества. Реализуя эти
задачи, ГК «Модная сеть» запустила платформу Fashion-ID для специалистов индустрии моды и лёгкой
промышленности, где с помощью конкурсов возможно выявлять и «подсвечивать»
талантливых дизайнеров и других специалистов отрасли и дать им возможность
сотрудничества с самыми передовыми производствами. Союзлегпром совместно с IAF
(Международная федерация производителей одежды) и компанией «Тригон Селект»
прорабатывает программу сертификации и рейтинга швейных производств. Помимо
того, что сертификация – это инструмент локализации производства, это ещё и
механизм для привлечения новых клиентов, в том числе из-за рубежа. Поэтому
важна интеграция механизма сертификации с международной системой. Тенденция
2021 года – развитие нишевых маркетплейсов. Бренды среднего и люксового
сегмента не хотят продаваться рядом с товарами повседневного обихода. А крупные
бренды планируют уйти из маркетплейсов, чтобы не терять прямой контакт с
аудиторией в формате B2С. В любом случае,
сейчас время развития цифровых платформ. Кто же займет лидирующие позиции,
покажет ближайшая пара лет».

Мир
моды говорит о переходе с fast-fashion на
slow-fashion,
что соответствует целям устойчивого развития, принятыми ООН. Покупатель не
приобретает одежду на один сезон и не тратится на четыре-пять пар обуви в год.
Готова ли индустрия моды к новой реальности, к новым трендам ответственного
потребления? Ведь это требует, чтобы материалы были экологичными, фабрики – с
«умными» технологиями и замкнутым циклом переработки, а люди – с продвинутыми
потребительскими установками. Своим мнением поделился Андрей Голуб: «Slow fashion как некий анти-fast. До недавнего
времени было так: купил («по дешёвке») – поносил (немного) – выбросил (не
задумываясь, не жалея). Но такая модель устарела, она больше не работает как
для многих потребителей, так и для некоторых, надеюсь скоро сказать многих,
модных компаний. Но одно дело – короткий цикл создания и вывода на рынок новой
коллекции (что безусловно хорошо), а другое дело – сам продукт. Если он уже
«рождён мёртвым», то это не так хорошо. Новая модель на смену – это sustainable
lifestyle. Понятие включает не только моду, а всю нашу жизнь в принципе, и
меняет её, безусловно, в лучшую сторону. Sustainable (устойчивое) развитие, как
я себе вижу, можно рассматривать по трём направлениям:

  • ответственное
    (производство, маркетинг, потребление);
  • экологическое
    (материалы, процессы, цепочки);
  • рациональное
    – вот здесь небольшой конфликт с корнями самой моды, которая по определению должна
    быть на эмоциях. Но даже эмоции могут быть рациональными. Нужно лишь желание,
    понимание с обеих сторон – от компаний и от потребителей.

Понимают
ли все это люди в России и мире? Я пока не уверен, насколько сам тренд на
устойчивое развитие станет устойчивым… Кризис (пандемия и остальное) подвели
нас к пониманию важности такого изменения. Но что случится, как только кризис
пройдет? Насколько маркетологи модных компаний, почувствовав, что «буря
прошла», захотят остаться на этой сложной позиции? Ведь она очень сложная,
практически она идёт в конфликте со всем тем, что мода (да не только мода)
проповедовала годами, десятилетиями – подход «живи и радуйся».

И
наконец: готов ли бизнес к таким эпохальным изменениям? Думаю, что пока нет. Во-первых,
мода – это бизнес. И пока бизнесу не станет выгодно (а это значит, нам нужно
найти способ, чтобы ответственная мода могла быть прибыльной) или же бизнес не
заставят (например, кризис, пандемия или продолжающийся тренд, поддержки и
наказания через программы ООН и госпрограммы и другое). Бизнес думает в первую
очередь о прибыли, а не о философии. Если эта «философия» не является частью
маркетинга. Но пока в основном это даже не маркетинг, а PR на уровне цепочек
поставок. Нам нужны реактивные, цифровые экосистемы для всего сектора. Icol Group
как раз разрабатывает и продвигает такой проект Цифровой B2B-экосистемы на
уровне производства. Индустрия 4.0 – то, чем мы также занимаемся в Icol, –
единственный способ сделать производство под стать новому тренду на устойчивое
развитие. Бизнесу нужны инструменты, чтобы данные цели, подходы реализовать.
Цифровые фабрики, цифровые экосистемы – вот ключ к достижению нужных нам
преобразований сектора моды».

В качестве
иллюстраций использованы скриншоты видеозаписи вебинара.

источник riamoda.ru