Препятствия развитию рынка российской моды обсудили на заседании Комитета РСПП

На заседании Комитета РСПП по интеллектуальной собственности
и креативным индустриям обсудили барьеры на пути развития рынка российской моды,
сообщает «Российская газета».

Тема заседания — «Современный рынок российской моды. Как
преодолеть барьеры развития». В мероприятии приняли участие представители
институтов и центров, создающих дизайнерские проекты модной одежды, обуви,
аксессуаров.

Общий объем рынка индустрии моды в России в 2020 году
составил 2,3 трлн рублей. С 2000 по 2008 год рынок одежды в стране прирастал в
среднем на 20% в год, потом темпы падали, в 2018 году рост был нулевым. А в
2019 году — минус 3% (по данным Fashion Consulting Group). Причем 82% проданных
товаров на российском рынке — импортные. И доля отечественных товаров
сокращается уже много лет.

Сегодня в стране работает 458 крупных и средних предприятий
легкой промышленности. 80% их продукции составляют спецодежда (В2В) и униформа
для силовых и гражданских ведомств (B2G). И только 20% в общем объеме выпуска
занимают товары для обычных людей (В2С).

Многочисленные сообщества дизайнеров, объединяющихся в
институты, центры, бюро, ассоциации разрабатывают современные образцы одежды и
обуви на уровне мировых брендов. Они готовы показывать всем свои работы. Но до
производства их идеи в большинстве случаев не доходят. Между дизайнерами и
швейными фабриками — пропасть. Отечественные фабрики выпускают продукцию,
сшитую по старым лекалам и размерам.

Андрей Кричевский, член правления РСПП, председатель
Комитета РСПП по интеллектуальной собственности и креативным индустриям,
президент Ассоциации IPChain считает, что «очень важна эффективная система
взаимодействия между создателями творческого продукта, производителями тканей и
одежды, а также ритейлом. Эта система очень сложная, в ней сегодня не решены
многие вопросы».

Как отметил Александр Юхневич, заместитель директора по
развитию компании Texel, резидента Инновационного центра «Сколково», последние
антропометрические исследования в России, по которым в настоящее время
проектируется детская одежда, проводились в 2000–2001 годах, исследования по
взрослым — в 2003–2005 годах. Причем они проводились на минимальных выборках и
только в одном регионе, а полноценные исследования были последний раз в 1986
году. Компания Texel разработала методику национального антропологического
исследования. Пока реализовать эту идею не удалось. На Западе и в развивающихся
странах такие исследования проводят на условиях совместного финансирования
бизнеса и государства.

«Мы тоже предполагаем провести такое исследование на
национальном уровне… В результате будет создана Российская
информационно-аналитическая система антропометрических данных (РИАСАД), которая
обеспечит быстрый и удобный доступ всех заинтересованных организаций и
предприятий к результатам исследования. Стоимость — 180 млн рублей. Ни у
предприятий, ни у дизайнеров таких денег нет. Мы хотим объединить вокруг нашей
идеи изучения потребителей участников отечественного рынка моды. Результаты
такого исследования очень важны и будут доступны и для наших брендов и
производителей, и для ритейлеров. Но нам очень нужна сегодня поддержка
государства», — сказал Александр Юхневич.

Дмитрий Цукур, менеджер специальных проектов Института
развития индустрии моды Beinopen считает, что «проблема нашего отставания не в
лекалах и не в швейных машинах — они всюду примерно одинаковые, что у нас, что
на Западе. Но отличие брендового продукта в том, что его создают креативные
специалисты, обеспечивающие ему высокую добавленную стоимость».

«У нас сегодня есть производственные мощности в достаточных
количествах. Есть креативные дизайнеры, маркетологи, бренд-менеджеры,
рекламщики. Это те самые люди, которые могут создавать бренды. И перед нами
стоит задача: подключить этих специалистов к производству товаров на фабриках и
создавать современные бренды, которые могут составить конкуренцию западным
производителям…Но на очереди новая, четвертая революция. На этот раз —
цифровая. Она открывает новые возможности для индустрии моды. Это и
маркетплейсы, и виртуальные примерочные, и одежда с дополненной реальностью… Не
отстать бы нам снова», — — сказал Дмитрий Цукур.

«В индустрии моды должен заработать оборот интеллектуальных
прав. Без них нет экономики. Это главное на сегодня, — отметил Сергей Матвеев,
заместитель председателя Комитета РСПП по интеллектуальной собственности и
креативным индустриям. — Все остальное можно варьировать. Когда мы это сделаем,
когда появится цивилизованный рынок индустрии моды, тогда можно говорить о его
поддержке со стороны».

По итогам заседания решено разработать перечень конкретных
предложений, адресованных государству, сформировать «карту» модной индустрии,
из которой будет понятно, какие взаимосвязи уже есть между ее участниками, а
какие только предстоит простроить.

источник riamoda.ru